проект создан по благословению протоиерея Андрея Ефанова

Мошенники отыскали лазейку в Российском законе о благотворительной деятельности

Мошенники отыскали лазейку в Российском законе о благотворительной деятельности и собирают деньги для тяжелобольных людей на свои счета.

 

Практически безнаказанно они крадут деньги, пожертвованные на лечение в том числе и тяжело больных детей. Жулики на себя открывают счета и пользуются поступающими на них средствами, как своими собственными, бросая тень на действительно честных и неравнодушных людей.

 

Смотрите оригинал материала на

 

 

Когда после трансплантации костного мозга годовалый Арсений улыбнулся маме, Альбина снова поверила в чудо. И то, что волонтеры, собравшие на реабилитацию полмиллиона рублей, вдруг исчезли, показалось страшной шуткой.

 

«Вручную написала доверенность этим людям, чтобы они собирали средства на собственные счета. Мне объясняли, что открыть эти счета проблематично. Большая часть, 90% счетов были оформлены на Екатерину», — говорит Альбина Шувырина.

 

Екатерина Бабичева сама нашла Альбину, представилась волонтером интернет-сообщества, и обещала во что бы то ни стало решить вопрос жизни и смерти. Теперь на ее страничке рядом с громкими обещаниями громкие обвинения. В воровстве. За которое, впрочем, вряд ли она когда-то понесет наказание. Такой частный сбор средств для адресной помощи, у которого в Европе и Америке давно есть законное название «фандрайзинг», у нас никак не контролируется.

 

«В чем парадокс? У нас нет фандрайзера в законе о благотворительности и благотворительной деятельности, нет фандрайзера нигде в законах. А на самом деле, фандрайзинг есть. Очень широкий, это большие сборы», — говорит журналист, эксперт Виктор Костюковский.

 

Пожертвования, которые собирают в России частные лица, это сотни миллионов рублей в год. Огромные деньги и никакой отчетности. Когда все документы, если они и есть, в электронном виде, проверить их подлинность невозможно. И если собранная сумма больше необходимой, будет ли остаток перечислен другому ребенку, остается только догадываться. Екатерина с Сергеем до сих пор не знают, куда делись деньги, которые волонтеры собирали для их умирающей от нейролейкоза дочери. У пустой кроватки снова и снова они задают себе один вопрос, почему в последний момент половина суммы вдруг исчезла. Когда родители снова нашли средства, было уже слишком поздно.

 

«У волонтеров были практически все пароли от моих счетов. А доступа к их счетам у меня не было. То есть я этим не занималась», — рассказывает Екатерина Гурова.

 

По мнению многих экспертов, у такого частного сбора средств в интернете, помимо громких обещаний, должны быть официальные документы. Можно оговорить и процент от сборов, отчисляемый на деятельность волонтеров. Но в этом случае слово «волонтер» звучит, как минимум, странно. Такого понятия вообще нет в российском законе о благотворительности. Есть синоним — «доброволец». Это, дословно, «гражданин, осуществляющий благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда». Но участники интернет-сообществ из всех видов работ выбрали для себя только один — сбор денег.

 

«Волонтеры, фигурально выражаясь, не деньги собирают, а попки детям вытирают. Они ухаживают за больными, за безнадежно больными. Вот это что такое волонтеры, и на Западе так», — отмечает журналист, эксперт Виктор Костюковский.

 

В Европе и Америке вообще нельзя частным образом собирать деньги. Для этого нужно зарегистрироваться при каком-то фонде, хосписе или больнице. И после каждой акции необходимо отчитаться. В Великобритании, к примеру, финансовыми проверками занимается специальная правительственная организация. В США благотворителей, которые собирают больше 25 тысяч долларов в год, проверяет Прокуратура. В России закон регламентирует работу только официально зарегистрированных фондов, и у них строгая отчетность. Кстати, большинство этих фондов открыли те, кто когда-то работал частным образом. Многие волонтеры и сами поддерживают идею законной регистрации своей деятельности. Они понимают, что нечистые на руку сборщики могут испортить их репутацию. А без документов и лицензий доказать свою честность трудно.

 

«Те группы, которые создаются в соцсетях, имеют какой-то свод правил, но опять-таки, что такое свод правил? Их написал, а завтра их не будет в этих социальных сетях, и никто их не запомнит, не увидит, и все их прекрасно нарушат», — говорит волонтер Марьям Варданян.

 

Чтобы не зависеть от частных лиц, Екатерина решила сама собирать деньги для своего сына. Ее Коля борется за жизнь столько, сколько живет. Последнюю надежду едва не украли мошенники.

 

«Мошенники воспользовались ситуацией моего ребенка, взяли информацию всю, создали на многих форумах темы и вставили свои реквизиты», — рассказывает Екатерина Константинова.

 

Найти мошенников Екатерине помог случай. Прежде, чем перечислить деньги, кто-то решил уточнить, актуальны ли еще указанные счета? Удалить чужие реквизиты помогли администраторы форума. Екатерине некогда обращаться в полицию, она теперь чуть ли не сутками вынуждена сидеть в интернете, проверяя, не собирают ли деньги для ее сына где-то еще. Арсению, обманутому Екатериной Бабичевой, помог официально зарегистрированный Благотворительный фонд. А та страничка по-прежнему существует. Сюда все еще приходят сообщения с просьбой спасти чью-то жизнь.

 

Дирекция информационных программ
Корреспондент
Всего сюжетов:

Смотрите оригинал материала на

 

 



Похожие статьи



Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Яндекс цитирования

Благотворительный фонд Помоги делом
Россия, Петрозаводск,
время работы: ежедн. 8:00-20:00
Благотворительные фонды
+7 (000) 000-00-00
http://www.pomogi-delom.ru
--> Для вас: быстрое оформление и регистрация ООО. Звоните: +7 (495) 78-253-78