проект создан по благословению протоиерея Андрея Ефанова

Благотворительные сети

О том, как не запутаться в социальных сетях, если вас просят о помощи, должно ли меценатство быть публичным  и кто такие мадам Плюшкины – Светлана Штаркова. Общественный деятель, мама особого ребенка и волонтер с опытом сбора денег и помощи тем, кто действительно в ней нуждается.

 

В начале нулевых, когда в России завершилась эра лихих 90-х и дикого капитализма, вместе с цивилизованным бизнесом пришли и такие же духовные ценности, в том числе – благотворительность.

 

Примерно в то же самое время, когда благотворительность перестала восприниматься просто как часть пиар-стратегии, когда появились люди, готовые помогать нуждающимся не ради выгоды, но по велению души, порой даже себе в ущерб, — в то же время во всем мире стали распространяться социальные сети. Они оказались самым простым, быстрым и доступным способом доведения информации до миллионов людей по всему миру. И их тут же взяли на вооружение благотворители, которые отмежевались от бизнеса и тем самым потеряли значительные материальные и информационные возможности.

 

Но у Интернета есть один большой минус: в нем легко обманывать и быть обманутым. И этим пользуются мошенники, которые расценивают благотворительность как легкий метод наживы, халявные деньги. Удается им это в немалой степени и потому, что отечественная благотворительность оперирует чувствами и только потом – фактами. Достаточно написать жалостливый текст, добавить еще более жалостливое фото — и вот уже сотни тысяч человек попались на крючок.

 

С чем это связано? Причин, увы, много.

 

Во-первых, наши граждане не привыкли быть прагматичными и внимательными. Очень многие, даже дожив до седых волос, готовы верить на слово, не спрашивая документов, не читая и не вникая в них, кто-то даже считает это неприличным: мол, как же я обижу человека своим недоверием.

 

Во-вторых, пока что уровень жизни большей части наших граждан довольно низок, поэтому, когда они видят кого-то, кому еще хуже, чем им, они автоматически проникаются к нему жалостью.

 

В-третьих, уровень коррупции, а также качество услуг в медицинских учреждениях в РФ таковы, что опять же любой гражданин готов безоговорочно поверить в необходимость любой помощи.

 

Ну и в-четвертых, люди, которые столкнулись с болезнью или инвалидностью у нас в стране, чаще всего вызывают либо отвращение, либо безграничное восхищение вплоть до желания обожествлять и «приносить жертвы».

 

Пять лет назад на форуме Littleone разгорелся скандал – лично в моей практике первый подобный. И ник фигурантки теперь для меня – имя нарицательное.  Некая мадам с ником Плюшкина писала о своей любимой больной маленькой дочери, собирала ей деньги на лечение в Германии. Она была со всеми мила, так что деньги собирались хорошо, и не только деньги — ей делали подарки, даже купили всем миром импортную инвалидную коляску для девочки.

 

Но потом вдруг дочка внезапно «умерла». Поток средств вперемешку с соболезнованиями удвоился. А потом мадам сообщила, что усыновила двух детей-инвалидов. Деньги и восхищения обрушились на нее новым водопадом.

 

Но однажды Плюшкина прокололась буквально на мелочи. И вся ее ложь вскрылась в один момент. Дочка, слава богу, была жива, никаких усыновленных детей не было. Девочка и правда была больна, только документы все равно были поддельные (в том лечении, на которое собирались деньги, она не нуждалась). Среди обманутых, кстати, была и журналистка Ярослава Танькова, чьи статьи в Комсомолке реально помогли уже сотням нуждающихся. Казалось бы, она-то уже стреляный воробей, но вот тоже потеряла бдительность и попалась на удочку интернет-мошенницы.

 

Та история закончилась, в общем-то, неплохо: часть денег мошенница вернула и извинилась, Яся продолжает писать статьи и помогать нуждающимся, хотя первое время она дула на воду — я это испытала на себе, когда как независимый волонтер собирала помощь одному молодому человеку из Миасса и попросила Ясю о статье.

 

Но некоторые люди, став жертвами подобных мошенников, разочаровываются и даже озлобляются. Не знаю, обидел ли кто известного блогера Артемия Лебедева или он такой от природы, но это пример диаметрально противоположного типа людей — тех, кто никому не верит. Их манифестом можно считать пост Тёмы о «Машеньке с пи$@ецомой». Эти люди в силу незнания (и нежелания знать) не верят сами и активно агитируют против всех вокруг, выдвигая выдуманные обвинения. При этом никаких объяснений им не нужно, они наслаждаются своей ролью обличителей обманщиков от благотворительности. Кто-то из них, наверное, искренне верит в свою правоту. Но большинство таким образом, я думаю, скорее пытаются заткнуть свою собственную совесть.

 

Еще одна тема, которую часто обсуждают и в сети, и в СМИ – может и должна ли быть благотворительность публичной. Эта тема тянется еще с тех времен, когда помощь нуждающимся бизнес использовал для самопиара. С одной стороны, мы смотрим на Анджелину Джоли, которая усыновляет детей, жертвует миллионы, и понимаем – какой замечательный пример она подает тысячам своих фанатов. Не то что Перис Хилтон или Линдсей Лохан, например, прожигающие жизнь на вечеринках, а потом в кутузках. С другой стороны, мы видим Колина Фарррела — отца ребенка с особыми потребностями,  одного из основателей благотворительного фонда, а также дебошира и пьяницу, мелькающего в светских новостях в одном ряду с Хилтон и Лохан…

 

В свое время Дмитрий Быков написал целую статью на эту тему, из-за чего впал в немилость многих благотворителей (дискуссию см.здесь:  ) Во многом я с ним согласна: публичная благотворительность искушает, велик риск впасть в гордыню, сотворить себе кумира, «приватизировать» понятие милосердия группой лиц, далеких от ангелов.

 

И все же Чулпан Хаматова и доктор Лиза, которых раскритиковал Быков, ни в чем подобном не замечены, и действительно так много делают, что осуждать их хотя бы за малую толику той популярности, что они получили благодаря этому, никак нельзя. Тем более что эту популярность они используют не для своей личной выгоды, а лишь в интересах дела, а Чулпан не раз говорила в интервью, что ее работа в фонде подчас серьезно мешает ее актерской работе.

 

Какой должна быть благотворительность – анонимной или публичной, чем она должна заниматься, должны ли получать зарплаты сотрудники фондов, как можно или нельзя собирать деньги – все эти и другие темы постоянно поднимают и горячо обсуждают в сети, журналах, на радио и ТВ.

 

Окончательный ответ так и не найден.

 

Мое же личное мнение — благотворительность должна стать частью жизни любого человека, как умывание или чистка зубов. И неважно, в какой форме: будете ли вы жертвовать каждый месяц энную сумму в благотворительный фонд, привозить подгузники и игрушки в детский дом, читать книги детям в больнице, ходить в магазин за продуктами для соседки-пенсионерки – вариантов много, выбирайте что вам ближе. Главное – делать это постоянно. И тогда и ваша, и наша общая жизнь станет намного лучше.

 

Автор: Светлана Штаркова



Похожие статьи



Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Яндекс цитирования

Благотворительный фонд Помоги делом
Россия, Петрозаводск,
время работы: ежедн. 8:00-20:00
Благотворительные фонды
+7 (000) 000-00-00
http://www.pomogi-delom.ru
--> baldinelli.ua/reabilitaciya/invalidnie-kolyacki